Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

29.03.2022 11:29 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 22 от 29.03.2022 г.

Судьба оперативного назначения

Суворовец С. Кравец 1976 год

Герой сегодняшней рубрики Сергей Кравец — настоящий полковник, бывший спецназовец, «афганец», а ныне таможенник — заместитель начальника отдела дежурной службы и оперативной информации Минской центральной таможни.

Синий китель примерил относительно недавно, в 2007 году, после того как ушел на пенсию с должности заместителя начальника управления сил специальных операций Генерального штаба Вооруженных Сил. Сегодня Сергей Константинович владеет всей оперативной информацией, поступающей каждые сутки со всех таможен. Впрочем, эти сведения закрытые. Но ему есть что рассказать и об оперативной службе, причем совсем другой. Ведь среди множества юбилейных медалей у моего собеседника две основные награды: два ордена Красной Звезды из Афганистана.

Оглядываясь назад

Отучившись в суворовском училище родного Уссурийска, получив в Дальневосточном высшем общевойсковом командном училище диплом с отличием, 21–летний командир взвода Сергей Кравец отправился служить в поселок Краскино, на стыке российско–корейско–китайской границы.

— На недельные боевые дежурства выезжали километров за 10 от поселка к самой границе, где находились досы — долговременные огневые сооружения, — увлеченно описывает Сергей Константинович. — Система укрепления там мощная, сопки были полые, соединялись подземными ходами, внутри шла узкоколейная железная дорога. Вместе с пограничниками мы вели наблюдение за сопредельной стороной. Задача была в случае нападения занять все сооружения и продержаться до прихода подкрепления.

После 5 лет службы на Дальнем Востоке в 1985 году старший лейтенант Кравец написал рапорт о переводе в Афганистан. После месяца службы там ему предложили попробовать себя в спецназе.

— Помню, я еще поинтересовался, что это такое, ведь само слово «спецназ» было секретным.

Объяснение опытного офицера–спецназовца оказалось простым:

— Зарплата будет больше, а вероятность остаться в живых в несколько раз меньше.

Так Сергей Кравец оказался в так называемом Фарахрудском батальоне. Основной задачей которого была разведка и перехват караванов мятежников, доставлявших в глубь Афганистана оружие, боеприпасы из приграничных районов. Ночью спецназовцы становились в засаду, место для нее выбирали днем. Бывало, на вертолетах облетали и осматривали территорию, искали, где, например, колея накатанная. Как начинало темнеть, выдвигались туда.

— Сколько было боевых выходов, не сосчитаю, — предвосхитил мой вопрос Сергей Константинович, который сначала был заместителем командира разведроты специального назначения, потом командиром. — Зимой выходили на 5 — 6 суток, летом, как правило, на трое–четверо, все зависело от того, сколько воды с собой возьмешь. Однажды в октябре 1986 года на выходе командовал группой. Вышли на четырех бэтээрах. Тогда еще 4 офицера напросились со мной. Был среди них мой лучший друг, командир зенитно–артиллерийской группы капитан–весельчак Вадим Быков. Уходили ночью, скрытно. Ехали без света фар, с приборами ночного видения. Там ведь если кто–то спичку зажег, и снайпер заметил — нет человека.

Памятный выезд

...Тот выезд был одним из многих. Группа ушла от базы километров на 90. Ночью сидели в засаде, днем — прятались в ущельях. Трое суток прошли безрезультатно, ни одного каравана. На четвертые, за несколько часов до рассвета, командиру Кравцу доложили, что на дороге появился свет фар. Машин было несколько.

— Залегли у дороги, ждем, вот–вот машина пойдет на нас, но в самый последний момент она свернула куда–то в сторону, — продолжает Сергей Константинович. — Правило было такое: пока командир огонь не откроет, никто не стреляет. Я не стрелял, надо было убедиться, что это «духи». Побежал к этой машине наперерез. За мной следом рванул Вадим. Машина едет прямо на меня, вдруг в кабине свет загорелся, я огонь открыл. Тут душманы начали стрелять, потом наши в ответ. Получилось, мы с другом попали между двух огней. А когда первая машина «духов» загорелась, мы с Вадимом оказались как на ладони. Кричу: «Побежали!» Вскочил, петляя бегу к нашему БТР. Оглядываюсь, а Вадима нет. Я обратно за ним, а у него кровь на голове. Хватаю под мышки, тащу к броне. Там перевязку стали делать, он еще отшучивался...

С машины, которая загорелась, стали хаотично стартовать реактивные снаряды. Летели во все стороны, все взрывалось, грохотало. В машине, как выяснилось, было много оружия.

Итоги боя подвели утром: солидный арсенал оружия (из второй машины), захваченный в плен раненый главарь банды, уничтоженные «духи».

Капитан Быков был единственным раненым, его отправили на вертолете в госпиталь.

— Меня тогда представили к ордену боевого Красного Знамени и Вадима Быкова тоже, — замолкает мой собеседник. — Только посмертно. Друг мой умер через пять дней в госпитале, пуля, оказалось, попала в голову, там и осталась. Трепанация черепа не помогла. Уже потом узнал, что его можно было спасти, если бы самолетом в Ташкент доставили, но, видно, не захотели ради одного капитана гонять технику.

После Кравцу пришел ответ, что в представлении недостаточно раскрыты командирские качества, а чуть позже, после второго представления, вместо ордена боевого Красного Знамени пришел орден Красной Звезды...

* * *

После Афганистана капитан Кравец оказался в Марьиной Горке, где командовал ротой спецназа. Здесь остался и после развала Союза. Здесь женился.

— До 30 лет для меня первым делом были «самолеты», — усмехается Сергей Константинович. — С будущей женой познакомились на танцах. Она работала стоматологом, я стал командиром отдельной роты спецназа. Это было уникальное, первое профессиональное подразделение, которое состояло из одних офицеров, прапорщиков. Ребята, помимо того, что обладали отличной физической подготовкой, знали в совершенстве несколько языков. У нас программа была рассчитана на 4 года. Это и языковая подготовка, минно–подрывное дело, водолазная подготовка, воздушно–десантная, тактико–специальная, горная.

В пятой бригаде специального назначения Сергей Константинович прослужил 16 лет, на различных должностях, в том числе был заместителем командира бригады. А 10 лет назад он стал счастливым отцом. Дочери Владиславе еще много интересного предстоит узнать о своем отце...

«Беларусь Сегодня»

Опубликовано: 15.02.2011

Материал предоставил В. Клец

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

28