Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

09.02.2021 08:49 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 09.02.2021 г.

Аэропорт Чуя

Чуйский аэропорт, середина 70-х, архив М. Пляскина

Конная лодка, 60-е года, архив М. Пляскина

Начальник аэропорта Солянкин Н.А. с детьми на фоне реки у аэропорта Чуя, примерно 1958-1959гг.

Здание аэропорта Чуя, середина 70-х годов

В 2013 году районная газета опубликовала очерк «Аннушка».

Статья оказалась интересна читателям, и они стали предлагать свои материалы. Все это собиралось в отдельной папке. Недавно собрание пополнила фотография здания аэропорта Чуя. Пришло время накопленное собрать воедино и вернуть читателям.

Лично мне воспользоваться услугами аэропорта Чуя пришлось один раз – летом, в конце семидесятых годов. Был в командировке на Согдиондоне. Закончив свои дела, пошел ловить попутную машину до Базы. Подвернулась «Скорая», шла на Чую, в аэропорт. Час спустя, переправлялись на пароме через протоку на остров. На краю летного поля – двухэтажное, опутанное антеннами, почерневшее от времени здание. В стороне — ржавый остов гусеничного трактора. Начальник аэропорта — Владимир Павлович Калашников в форме. Где-то гудел самолет. Пока покупали билеты — «Аннушка» подкатила к перрону и высадила пассажиров. Нас пригласили на посадку. Все произошло так быстро, что не успел воспользоваться своим фотоаппаратом.

Самолет был пассажирско-транспортный, с откидными дырчатыми сиденьями вдоль бортов. Пристегнулись, взлетели, в полете временами потряхивало.

Минут через сорок самолет бежал по полосе мамского аэропорта. Вся дорога от Согдиондона до Мамы заняла не более двух часов.

Несколько лет тому назад, ко мне попали чуйские фотографии Михаила Пляскина. Низкое качество любительских снимков компенсировалось ценностью исторического момента. Отец Михаила всю жизнь работал с лошадьми. В свое время водил конную лодку. Этот момент для истории запечатлел сын.

Аэропорт Чуя находился на острове, в восьми километрах вниз по реке.

Где-то до середины шестидесятых годов, летнее сообщение рудничного поселка Горная Чуя с аэропортом выполняла конная лодка. На одном снимке запечатлен этот уникальный вид транспорта. Утром из поселка отплывала лодка груженная слюдой .

Из воспоминаний Геннадия Васильевича Кульчицкого:

- «В августе 1962 года я прилетел в Мамско-Чуйский район на ЛИ-2.

Чтобы из районного центра п. Мама добраться до Чуйского РУ, нужно было лететь на АН-2 (тоже трудяга, в районе осуществлял перевозки пассажиров, грузов и вывозку слюды с рудника).

Но это еще не все, прилетев туда, я впервые в жизни увидел паромную переправу. Я был городским парнем, и для меня это было в диковинку: с одной стороны берега на другой был перекинут трос над красавицей Чуей, по которому на ролике под углом ходила деревянная лодка. Дальше меня ожидал еще один удивительный сюрприз — конная лодка, я с этим впервые столкнулся. Вот она и доставила наши пожитки до поселка Горно-Чуйского, а сами мы по пролазу длиной в 12 километров пешими добирались до места назначения».

Воспоминания Александра Валентиновича Лисина:

- «По причине своих "молодых" лет я не застал на Горной Чуе ни периода строительства местного аэропорта, ни связи с ним по берегу, ни конной лодки, которая ходила в том направлении. Всё было построено до меня...

...Итак, аэропорт "Чуя" или "Горная Чуя", как чаще его называли при объявлениях на Маме — что бы не смущать пассажиров другой Чуей — Усть Чуей, построен в начале пятидесятых прошлого века. Находился в семи километрах от рудничного посёлка Горно-Чуйского ниже по течению реки Большой Чуи на противоположном — левом, её берегу. Далековато, но ближе и лучше места не сыскать. Взлётно-посадочная полоса расположена на обширной и ровной пойменной террасе реки. Пойменной и от того с ней возникали периодически проблемы. Иной год в ледоход подтапливало полосу, размывало, наносило плавниковый мусор. Не катастрофически. Незамедлительно всё восстанавливали.

...В мою бытность летал туда только Ан-2, но старожилы помнили время, когда появлялись там и По-2, и Як-12. Мне даже вполне серьёзно рассказывали, что как-то пробную посадку совершал здесь Ли-2. В то верю. Он точно мог...

...Дорогу к аэропорту "Чуя" склонами гольцов правого берега построили несколько позже. Тогда же организовали паромную переправу с берега на берег. Паром самодвижущийся. Перемещался от берега к берегу за счёт энергии текущей воды, аналогично принципу действия известной в тех местах рыболовной снасти под названием "кораблик"...

...Помимо ВП полосы, одновременно с ней, построены здание аэровокзала, если таковым можно его назвать, жилые и вспомогательные здания. Организована круглосуточная работа метеостанции. Наверное, с первых дней аэропорта и до своей трагической гибели начальником там был Солянкин Николай Александрович ( 9.05.1912 — 15.07.1961 гг.). Знал его большую и дружную семью — жену Валентину, детей (возможно не всех) Галину, Александра, Владимира, Валерия, Степана, Николая, Сергея, Наталью. Эх, время — жнец человеческих жизней. Почти ни кого из них уже нет, но живы внуки Николая Александровича и, благодаря им, фамилия эта на слуху в Мамско-Чуйском районе и далеко за его пределами. Продолжателем профессии деда является его внук и сын Александра — Олег, летающий в известной российской компании "Волга-Днепр"...

...Вспомню и последнего начальника аэропорта "Чуя" Калашникова Владимира Павловича. Интересный человек, деятельный, замечательный собеседник. Не его вина, а его беда, что аэропорт "умер" к началу восьмидесятых. С окончанием строительства дороги Мама-Луговка открылась возможность круглогодичного пассажирского автотранспортного сообщения в направлении Согдиондона и Горно-Чуйского. Аэропорт "разжаловали" до статуса ВПП с сокращением штатов и утратой внимания к себе со стороны ведомственной и местной властей...Обидно!...Но что поделать, если надёжный путь, продолжительностью в четыре-пять часов, стал предпочтительней не надёжному, в первую очередь из-за погоды, более быстрому — менее часа...

...А ведь как было ранее? Садишься у конторы рудника в автобус. Доезжаешь до гаражей. Там входит "бабуля обилечивать" страждущих к вылету. Пятнадцать копеек! Она же — "бабуля", объявляет высоту предстоящего движения на высоте одного метра при температуре такой-то за бортом автобуса. Желает счастливого пути. Сервис как в Аэрофлоте, но не он, а лишь подражание такому... Ещё пятнадцать минут и ты в порту. Там, коль самолёт на подлёте, подгоняемый "Палычем", покупаешь билет стоимостью пять рублей, бежишь к уже подрулившему самолёту. Посадка в него — минута. Взлёт!...Время в полёте не замечаешь. Люблю "малую" авиацию за то, что летает низко. Видишь всё под собой. Оооо! Вон Орляк, а это уже Кочекта. Далее под самолётом Чукча. Значит заход на посадку вниз по течению Мамы... Помню как-то раз оказался единственным пассажиром из "Чуи". Я в "довесок" к основному грузу — слюде в ящиках. Из-за груза или по иной причине мне не оставили свободной лавочки и экипаж усадил меня на жердочку между креслами пилотов. Незабываемые впечатления!...Заходили на посадку в Маме против течения Витима. На подлёте к водоразделу пилот уменьшил обороты двигателя и почти в свободном планировании самолёт продолжал движение к виднеющемуся прямо по курсу гребню гольца. Встречный склон приближался. Наша высота уменьшалась. Казалось, что ещё десяток метров и касание грунта не неизбежно, но вдруг провал — склон резко обрывается вниз и открывается вид реки чуть ли не в километре под нами...

Не всегда так быстро, как хотелось бы. Даже чаще наоборот — по приезду в порт мучаешься ожиданием самолёта. Прислушиваешься к радио переговорам...Незабываемые позывные: Гарус, Гарус, я Перепляс. Ответьте! И с замиранием сердца стараешься расслышать ответ сквозь треск радио помех. Ах, нет! Борт из Мамы задерживается по причине отсутствия загрузки там, или закрытии перевала облаками, или...или. Разочарованно вздыхаешь. Набираешься терпения, благо, что к твоим услугам буфет с коньяком, соками, легкой снедью...

...После утраты статуса аэропорта с его полосы выполнялись только грузовые рейсы. Чаще возили сено с Усть- Чуи. Да, коровкам сено. Разумеется, себестоимость молока была высока, но если разобраться, то возить сено самолётом многим ближе и не на много дороже, чем в круг по Витиму и автодороге. Да и стоимость лётного часа Ан-2 была невысока, точно не помню, что-то порядка 150-200 рублей. Всё покрывали доходы от добычи слюды. Могли себе позволить в руднике при затратах на уровне 65-70 копеек на один рубль товарной продукции...

...Ещё ВПП использовалась во второй половине восьмидесятых при работах Прибайкальской геофизической экспедиции. На территории бывшего аэропорта располагалась полевая база партии. С неё летал Ми-8, выполняя комплекс исследований западной части Мамско-Чуйского района. Результаты тех работ интересны, но продолжение их наземной разведкой не последовало. Кончились "сытные" для МинГео годы. Разве что завершена начавшаяся чуть ранее разведка вольфрама в верховьях Сехты, левого притока Чуи. Освоение месторождения не состоялось в связи с незначительностью запасов полезного ископаемого...».

Отложим пока в сторону воспоминания старожилов района. Проследим историю возникновения рудника Чуя.

В 1939 году геологами П.Н. Сучковым и В.М. Таевским был выявлен крупный промышленный Чуйский участок. Найденные новые промышленные слюдоносные жилы позволили организовать крупную добычу сравнительно дешевыми открытыми работами.

Перед войной основные работы рудника Согдиондон были сосредоточены на гольцах: Пегматитовый, Высокий, Ударный, Северный, Юго-восточный, Ново-Незаметный и на реке Чуя — голец Решающий.

Рудник Согдиондон был самым дальним в Мамском рудоуправлении. Материально-техническое и продовольственное обеспечение рудника и вывоз сырья проходили по такой транспортной схеме.

От Мама-База до Брамьи расстояние 114 км, в летний период груза доставлялись конными 5-7 тонными лодками. При самых благоприятных условиях дорога занимала 3-4 дня, за дорогу приходилось 14 раз переправляться с одного берега на другой.

Расстояние от Брамьи до Согдиондона 30 км, груз перевозили на лошадях вьюками, люди шли пешком. В зимний период – санный путь. Скорость продвижения грузов равнялась скорости продвижения пешехода по бездорожной местности.

Воспоминания старожила района — Новик Назимы Хасановны, год рождения 1926. Записаны в 2009 году.

-« … наша семья завербовалсь в Бодайбинский район в 1938 году, из Казани, деревня Румширма, Тюлесинский район. Папа – Абдулин Хасанша, мама — Патрикамал, дети: Рахимзян — 1925 г.р., Назима — 1926 г.р., Махаматхан — 1928г.р.

До Иркутска ехали товарным поездом, затем на машинах до Лены, на карбазах плыли до Витима, с Витима пароход поднял карбаза до Мамы.

Разместили в новом клубе, кино еще не показывали, потом запустили кино, мы смотрели бесплатно. Затем вербованных рассортировали: одиноких и бездетные семьи в Бодайбо на прииска. Семейных с детьми на слюдяные рудника – на Колотовку и Согдиондон. На конной лодке несколько дней поднимались до Брамьи. Груз и веши погрузили на лошадей вьючно, сверху посадили малых ребятишек, взрослые шли пешком 30 километров до Согдиондона. Тропа болотистая, провалится лошадь передними ногами, ребятишки с лошади кубарем. На руднике разместили в недостроенной конюшне. Начальник сказал: — Кто умеет класть печи, стелить полы, достраивайте барак. Отец получил недостроенную квартиру и достроил, в подьезде было по три квартиры. В квартире — кухня, комната, заборки были дощатые.. Дети пошли в школу, школа была четырехклассная.

С началом войны много мужиков забрали в Армию, брата Мухаметхана забрали в 1942 году. Основная работа легла на женщин: многодетные работали в поселке в цехколке, малодетные — на ближних гольцевых обьектах, одинокие, молодежь — на дальних.

В 1942 году пошла работать в цехколку, затем на «гору», работала на Дедовском гольце, начальником был Малышев Василий Васильевич, на участке работало 40 человек, в основном женщины, бурили вручную, катали вагонетки, выбирали слюду на отвале. Поднимались на месяц, спускались на неделю, когда выходили зимой протаптывали тропинку, шли 30 километров. Слюду вывозили зимой на волокушах, летом вьюками, бедным лошадям доставалось, овса мало, подножного корма на гольце нет, бывало умирали на ходу. На гольце был котлопункт, питание по карточкам, хлеба — 600 грамм, на первое – суп из сухой картошки, на второе – каша с мясом или рыбой.

В 1943 году направили работать на Чую, работала на 53, 54 жиле, работала в цехколке. В конце войны летали на Чую самолеты, зимой садились на лед, летом на воду».

(продолжение следует)

Уважаемые сотрудники и ветераны Мамского аэропорта!

Историко-краеведческое объединение поздравляет Вас с Днем аэрофлота!

Много славных страниц вписано в историю предприятия.

Вам есть что вспомнить,

есть чем гордиться, есть,

что рассказать внукам!

Доброго Вам здоровья!

Февраль 2021 года,

В. Сильченко

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

55