Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

30.11.2021 08:55 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 89 от 30.11.2021 г.

Мамчане с Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса

Автор: А. Карпов

Может быть сегодня это кому-

то покажется невероятным, но у нас в районе (в частности в посёлке Мама) когда-то проживали два человека, один из которых принимал непосредственное участие в обеспечении безопасности глав государств победительниц в Потсдаме, а второй охранял подсудимых на судебном процессе в Нюрнберге. И по воспоминаниям его сына Виктора Кускова, что начинал служить в милиции на Маме, дослужившись до полковника МВД уже за пределами района, его пусть не родной, но всё-таки отец, как он считает до сего дня, принимал участил в охране самого Германа Геринга – несостоявшегося приемника Адольфа Гитлера.

О том, что почти 15 лет проживавший у нас в районе, разжалованный на тот момент и полностью реабилитированный впоследствии генерал-лейтенант Иван Иванович Врадий, после победы над гитлеровской Германией летом 1945 какое-то время находился в Потсдаме, я знал ещё с 2014 года, когда по просьбе В.В. Сильченко попробовал разузнать через интернет об этом человеке всё, что можно. И на странице сайта, повествующего о деятельности военной контрразведки «Смерш» Наркомата обороны СССР (НКО СССР), подчинявшегося непосредственно И.В.Сталину, увидел ряд снимков, где заместитель начальника по кадрам этой известной и во многом легендарной структуры, был сфотографирован с группой старших офицеров именно в Потсдаме. Об этом гласили подписи под снимками. Возможно, я бы забыл об этом, но недавно на глаза попались описания историков, каким именно образом была организованна охрана Сталина, Рузвельта и Черчилля на конференциях высшего уровня в Тегеране и Ялте, как и Сталина, Черчилля и Трумэна в Потсдаме. Грандиозность охранных мероприятий описывалась со всей скрупулёзностью и со всеми цифрами привлекаемых для этого мероприятия войск, наземной техники вплоть до бронепоездов, сотен самолётов и средств ПВО, разнообразных средств связи и т.п. Как от Вооруженных сил СССР, так и от НКВД и НКГБ на этих конференциях. Где общее руководство по охране «большой тройки» от СССР осуществлял Лаврентий Берия.

Но кроме этих силовых ведомств в Тегеране и особенно в Ялте (строго секретная операция по подготовке и проведению встречи называлась «Остров»), огромную роль сыграла контрразведка «Смерш» НКО СССР. Которая провела целый ряд акций по дезинформации противника и утаиванию мероприятия от кого бы то ни было до его полного завершения. Увидеть в документах, кто именно руководил подразделениями данной структуры на этих конференциях я не стремился, но вдруг прочёл (даже в двух документах!), что при проведении операции «Пальма» (кодовое название по подготовке и проведению встречи «большой тройки» в Потсдаме) кураторство от Главного управления контрразведки осуществлял один из заместителей В.С.Абакумова начальника ГУКР «Смерш». При непосредственном присутствии на месте. Сразу вспомнив про фотографии, попробовал провести небольшое расследование.

У Абакумова было 4 заместителя:

• 1-й заместитель генерал лейтенант Н.Н. Селивановский. В «Смерш» занимался исключительно работой с вражеской агентурой, вплоть до её перевербовки, «радиоиграми», разведработой и заброской агентуры и диверсионных групп во вражеский тыл. На момент проведения конференции был вплотную занят созданием органов безопасности Войска Польского. Потому крайне маловероятно, что он лично организовывал работу ещё и в Потсдаме. На которую ушло порядка 2-х месяцев.

• П.Я. Мешик. С марта по август 1945 г. был командирован в Варшаву, где занимался созданием Министерства общественной безопасности Польши (МБР). Принимая непосредственное участие и осуществляя руководство в искоренении нежелательных элементов для нового социалистического государства. Так что дел у него в Польше было более чем достаточно, потому вновь крайне маловероятно, что он лично организовывал работу ещё и в Потсдаме.

• И.Я.Бабич. С мая по сентябрь 1945 года находился на Дальнем Востоке, где координировал органы «Смерш» Забайкальского и Дальневосточного фронтов.

Так что можно сделать единственный вывод – куратором от «Смерша» на Потсдамской конференции Глав держав победительниц был именно Иван Иванович Врадий, что подтверждают и фотографии.

Возможно кто-то не знает, но все эти три конференции (Тегеран 1943г., Ялта – февраль 1945.г и Потсдам – июль-август 1945г.), решили судьбу мира, в котором мы живём до сего дня. Хотя, как известно, миропорядок, заложенный «большой тройкой» 76 лет назад, сегодня полностью разрушен, благодаря «нашим партнёрам» и не за горами видится новая Ялта. Уже с новыми странами-участниками, где с большой вероятностью Великобритании не окажется вовсе.

Кстати, нарушения мировых договорённостей и попытка доминирования в мире, начались сразу же после Потсдамской встречи. Где всего через день, как И.В.Сталин вернулся с конференции в Москву 4 августа, 6-го августа США сбросили атомную бомбу на Хиросиму. А через 7 месяцев 5 марта 1946 года Уинстон Черчилль произнёс свою знаменитую речь в Фултоне. Пока лишь прикрыв «железным занавесом» отношения западного мира с СССР, который окончательно задвинула «Доктрина Трумэна», опубликованная 12 марта 1947 года. Что привела в конечном итоге к развалу СССР и всего Социалистического блока благодаря Горбачёвым и Ельциным.

Иван Иванович Врадий был одним из создателей вместе с В.С.Абакумовым в апреле 1943-го года контрразведки «Смерш» НКО СССР. Где занимался кадрами («Кадры решают всё!», — говорил И.В.Сталин) и прослужил в этой структуре до её расформирования 20 мая 1946 года.

Все военные историки мира считают, что контрразведка «Смерш» НКО СССР во времена Второй мировой сумела на голову переиграть все разведки стран «оси». Прежде всего Абвер (Abwehr), полевую жандармерию (Feldgendar-merie), Главное управление имперской безопасности (РСХА), а также финскую, японскую и румынскую военные разведки.

Служба оперативного состава ГУКР «Смерш» была крайне опасной — в среднем оперативник служил всего 3 месяца, после чего выбывал по смерти или по ранению. Только во время боев за освобождение Белоруссии погибли 236 и пропали без вести 136 военных контрразведчиков.

Многие из людей старшего поколения прочли и искренне полюбили замечательный роман Владимира Осиповича Богомолова «В августе 44-го» (в некоторых изданиях он имеет название «Момент истины» и др.), который издавался более чем 100 раз. Как в СССР миллионными тиражами, так и более чем на тридцати языках мира (кроме польского, из-за того, что в нём автор нелицеприятно говорил об Армии Крайовой). И по этому роману уже в наше время был снят далеко не выдающийся фильм, по сравнению с книгой.

Читавшие данное произведение, надеюсь, помнят, что в книге оперативная группа контрразведки «Смерш» состояла всего из трёх человек. Каждый из них автором был непосредственно списан с розыскников, коих он знал во время войны лично. Как отмечал сам Богомолов, прототип капитана Алёхина был убит при задержании вражеских агентов в декабре 1944 года в Польше, а прототип Таманцева погиб зимой 1945 года в окопном бою уже в Германии на передовой, стреляя из пулемёта при неожиданном прорыве танковой группы немцев.

В январе 1954 года И.И.Врадий, служивший в тот момент в системе МВД СССР был лишён генеральского звания и уволен из силовой структуры с формулировкой «по фактам дискредитации». «Попал под раздачу!», — как у нас в стране принято говорить. Это случилось через 3 года после ареста по доносу В.С.Абакумова, который после ужасных пыток и истязаний в Лефортовоской тюрьме, но возможно единственный в таком ранге не признавший себя виновным и не оклеветавший никого, был расстрелян в возрасте 46 лет 19 декабря 1954 года во многом по надуманным обвинениям. Кои уже в наше время были судом переквалифицированы в единственную статью «Злоупотребление властью». Не предусматривавшей никакой высшей меры наказания.

Репрессиям были подвергнуты все его замы и помощники, начиная с работы в «Смерше» до работы министром госбезопасности (МГБ). Часть его замов и помощников также были расстреляны, кто-то получил большие срока, а кто-то (как И.И.Врадий) распрощался с погонами и наградами и был уволен со службы. Но ни один из них не был помиловал. Ни один! Даже тот подполковник, что написал на своего министра донос в ЦК, был тоже расстрелян. Так что Ивану Ивановичу, можно сказать, крупно повезло.

Приехав в наш район, он устроился в трест «Мамслюда»:

• С марта 1955 г. — заместитель директора Чуйского рудоуправления (рудник Чуя)

• С августа 1957 по июнь 1960 г. – заместитель директора Луговского рудоуправления.

• С июля 1960 г. – начальник Мамтрансснаба треста «Мамслюда» (позже Мамтранснаб был разделён на ЛТП, Техснаб, Стройучасток и ЖКО).

• С июня 1966 г. – вновь заместитель директора Чуйского рудоуправления (пос. Горночуйский),

• С января 1968 г. – председатель Чуйского Рудкома профсоюза.

• С октября 1969 г. на пенсии.

С выходом на пенсию, Иван Иванович вместе с супругой, на которой женился у нас на Маме, уехал в Москву, где ему выделили квартиру и по-тихому вернули звание и все многочисленные награды за его службу. И сегодня ещё живы мамчане, которых он с радушием у себя в столице принимал и помогал чем мог. Они вспоминают, что до конца своих дней в 1984-м году он всегда с большой теплотой отзывался о годах, проведённых у нас в Мамско-Чуйском районе.

Похоронены супруги Врадий на Хованском кладбище.

(Это к нашей теме не относится, но может быть кому-то будет интересен следующий факт. Вместе с генерал-полковником Виктором Семёновичем Абакумовым, заместителем И.В.Сталина по контрразведке во время Отечественной войны, была арестована и его жена с сыном Игорем, которому на тот момент было всего 3 месяца. В Бутырской тюрьме супруга с ребёнком провела 2 года 8 месяцев и была отпущена на свободу 9 марта 1954 года.

Впоследствии Игорь Викторович Смирнов (1951 — 2004) (ему в метрике поменяли фамилию на девичью материнскую) стал доктором медицинских наук, профессором, академиком РАЕН, Академии энергоинформационных наук, основоположником компьютерных психотехнологий, генеральным директором Института компьютерных психотехнологий, заведующим сектором психокоррекции Московской медицинской академии. На Западе (а возможно и у нас в России, но молчат) его считают «Отцом психотропного оружия». Так что и сын человека, в немалой степени предопределившего исход войны в нашу пользу, тоже внёс свой ощутимый вклад в обороноспособность нашей Родины.)

(Окончание в следующем номере)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

20