Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

02.06.2020 08:52 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 41 от 02.06.2020 г.

Что сохранила наша память…

1944 год. Военное время, п. Тельма. Сфотографировал заезжий

фотограф. Моя сестра Света и я (в кофточке) -

Людмила Владимировна Гостюхина

Довоенная фотография моих родителей. Папа - Мироманов Владимир Алексеевич, мама - Лодыгина Валентина Прокопьевна

Начало ВОВ я не помню т.к. мне было тогда 2,5 года. Но со слов папы знаю, что он был мобилизован в первый призыв. Призван был Усольским военкоматом, ему было 35 лет.

Наша семья проживала в пос. Тельма, что в 7 км от Усолья.

Народу около военкомата было очень много, кроме призывников были и провожающие семьи и среди них мама с нами, старшей сестрой Светой, которой было 5 лет, и я.

Быстро формировали эшелоны военнослужащих и сразу отправляли на запад.

«Вот уехала одна партия, затем другая – вспоминал папа: А меня не берут?»

- Вижу, что еще несколько ребят не определившихся, а просто слоняющихся без дела.

Так прошло несколько дней. Мама с нами ездила ежедневно в Усолье. А папа вспоминал: — Нас собралась уже большая компания, и вдруг объявлен отъезд. Приехали на станцию Ангара (теперь Усолье-Сибирское). Нас погрузили в вагоны. В спешке, суматохе и по – молодости не обратили внимания, где головная часть поезда. А когда поезд тронулся и пошёл, все поняли, что едим на восток.

Нас направили в Монголию, поезд военнослужащих сформировался из солдат, которые проходили срочную службу на Дальнем Востоке, а папа служил в РККА — двадцать девятом отделении горно-вьючной артиллерийской дивизии в Приморском крае и, кроме того, он был из семьи иркутских казаков. Служба проходила в районе г. Чайболсана (Монголия), служил в качестве наводчика артиллерии 413 артполка.

Время было военное, питание, конечно, скудное, папа рассказывал, что они ловили рыбу рубахами, пополняя свое пропитание. Монголам это не нравилось, у них рыба — священная. Через несколько лет у папы заболел желудок – открылась язва желудка. Доктор, который лечил папу, спросил, в какой он местности проживает? Папа сказал, что в сельской, есть домашнее хозяйство: коровка, овцы, куры и т.д. «Вот и поправитесь на хороших продуктах».

Папу комиссовали по состоянию здоровья. Его приезд я уже помню. Просыпаюсь ночью, а у нас дома много людей. И мама говорит, что приехал твой папка, я его не узнала, вернее не помню его – и говорю, что это не правда, это дядя Шура (папин старший брат). Папа был очень худой, лечился домашними средствами: сырые яйца, спирт, марганцовка и др. Дело пошло на поправку.

Папа все время говорил, что если бы в первые дни войны был отправлен на запад, домой навряд ли вернулся живым.

А вот день Победы 9 мая 1945 года помню ясно. С мамой стоим у подножья горы, на которой стоит Тельминская церковь, а внизу на площади трибуна и змейкой идут колоны людей, одетые во все черное, в основном это работники Тельминского спиртзавода и швейной фабрики (кстати у нас в семье интересный факт, мой брат Олег родился в 1946 году в пос. Тельма, а когда начал срочную службу в армии в Забайкалье, то получил солдатскую форму, сшитую в 1946 году на Тельменской швейной фабрике).

Украшений и транспарантов не было, и люди идут и плачут в колонне. Я понимаю, что это событие праздничное. Спрашиваю маму, а почему люди плачут? Мама отвечает, что это радостное событие у людей и горе от потери близких людей на войне.

9 мая 1945 года день запомнился очень ярким, солнечным, и с горы к трибуне бежит с развивающимся красным флагом девочка.

Мы, дети войны, выжили благодаря заботам родителей, в основном матерей. Мама работала счетоводом – лаборантом в Тельменском з/п Госсортфонде и на других работах, мы с сестрой некоторое время находились в детском саду круглосуточно. Мама проверяла на всхожесть посевной запас зерна, часть которого хранилась в амбарах и в Тельменской церкви. Мама с женщинами ходила перелопачивать зерно, сохраняя посевной фонд. Брала меня с собой, и я знакомилась с церковным хозяйством.

Света, старшая сестра пошла в школу в 1943 году. Тетради мама ей сшивала из оберточной коричневой бумаги с вкраплениями древесины. Были случаи, когда Света шла в школу и брала полено для школьной печи или золу для удобрения школьного участка. Питание было ограничено, но нам в сельской местности было легче, чем в городе. Мы в 1940 году переехали из г. Усолья в село. Мама всегда говорила, что наш переезд спас нас от голода. Но уход и содержание животных требовал много сил и труда. Мужчины были на фронте, все легло на плечи женщин. Моя мама городская и многое не знала и не умела, когда везла сено корове и по дороге воз развалился, а уже наступила ночь.

Конфет мы, конечно, не видели. Мама варила «паренки» из брюквы и свеклы, овсяной кисель – бурдюк. Самый хороший ужин – стакан молока и хлеб, картошка – главное наше блюдо.

Закончилась война, но легче не стало. Только перед новым 1948 годом (в декабре 1947 года) были отменены продовольственные карточки, была смена денег.

А очереди за хлебом не сокращались. Мы жили уже в городе Тайшете, и молодые люди после вечернего киносеанса занимали очередь за хлебом. Хлеб давали по весу, и радость, когда доставался довесок хлеба, его по дороге домой съедали.

Однажды, уже где-то в конце 40-х годов мы, ребятишки собрались для игр на нашей тайшетской улице Марата. И кто-то задал всем вопрос: «Какая сейчас твоя главная мечта?», и Валя Дергунова сказала: «Досыта поесть». Она нас была старше – подросток, а им было труднее, они росли быстро, а мы, младшие, еще – малоешки.

В Тайшете наша школа стояла против рынка, там кипела совершенно другая жизнь. Мы тайно наблюдали из окон. Очень много там было инвалидов войны, без рук или без ног. Они носили протезы, обтянутые кожей, вот почему, когда позднее пошла мода на чулки – сапоги, я их не могла носить – они мне напоминали солдат войны без ног.

В школу я пошла в 1946 году. Помню, как моя первая учительница Бланкова объясняла завучу в конце года, почему у меня тройка по чтению. Она пояснила, что я четверть не училась и не успела наверстать.

Ведь после войны на нашу страну навалились эпидемии детских болезней кори, скарлатины. Создавались новые больницы, где дети проходили лечение.

Мама не перенесла трудностей военных лет – рана умерла, оставив троих детей, младшему брату было 6 лет. Папа прожил 82 года.

В 1950 году, начиная с 5 класса нас учили разные учителя. Очень много было учителей – фронтовиков. Директор Тайшетской семилетней школы Каверзин Алексей Алексеевич (историк), Богданов Александр Григорьевич (кстати от него я узнала о взятии Праги, уже после объявления дня Победы, он очень сожалел о своих товарищах, погибших уже после окончания войны) — русский язык и литература, Бабина Ольга Митрофановна — географ, с большим чувством юмора.

В 1961 году в Мамской средней школе директором работал фронтовик Боровиков Валерий Семёнович, он и принял меня на работу. В Мамской средней школе я проработала 53 года. В преддверии 75-ой годовщины в ВОВ всем низкий поклон и добрая память о тех тяжелых, священных годах.

Л.В. Гостюхина, май 2020 г.

Слюдянка

Послесловие

Однажды при разговоре с папой возник вопрос: «Что такое война?», мне, подростку, нелегко было дать определение. Мы, дети войны, еще долгие годы после её окончания играли на своей улице в русских и немцев, восхищаясь мужеством советских солдат. Но папа сказал коротко: «Это разрешенное, узаконенное убийство». Я была шокирована таким определением. Тогда поняла, почему участники ВОВ, партизаны Кавказа, с которыми приходилось встречаться долгие годы, ничего не рассказывали о войне. Да и день Победы начали праздновать только с 9 мая 1965 года, 20 лет спустя.

Так что, сильные мира сего, будьте же разумны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

13