Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

31.03.2020 10:33 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 31.03.2020 г.

И ДЕТСТВО НАШЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ СРАЗУ, КАК ТОЛЬКО НАЧАЛАСЬ ВОЙНА

В Целиноградской области в с. Максимовка Балкашинского района был колхоз, но очень бедный, хотя были и посевные поля, и отары овец. Глава семейства, отец Блинов Иван Борисович работал в пожарном депо. Мама, Александра Григорьевна была домохозяйкой, но работала в колхозе в периоды посевной и уборочной. Детей в семье было пятеро: Валентина, Мария, Зинаида, Анатолий и Виктор. Детских яслей не было. Но в селе была школа десятилетка. Дети учились в школе, а в свободное от учёбы время обязательно помогали своим родителям с работой в колхозе. В колхозе надо было отработать определённое количество трудодней, а на трудодни выдавали только овечью шерсть. В семье было небольшое домашнее хозяйство: корова, одна овечка, несколько курочек и собака.

«Как узнали о начале войны? Мы шли с поля после прополки и, свернув на дорогу, ведущую к деревне, услышали какой- то странный гул со стороны деревни. А деревня у нас была большая. Когда в деревню зашли, то по всей деревне был невообразимый шум, рёв, беготня, плач, крик, и все повторяют одно и то же: «война! война! война!». На колхозной конторе был репродуктор, по которому сообщили, что началась война, и постоянно по нему потом повторяли: «Родина – мать зовёт на защиту Отечества». И было это 22 июня 1941 года. Рабочих лошадей сразу же из колхоза забрали на фронт. На расстоянии 5 – 6 километров друг от друга находились деревни. Забирали на фронт мужчин и молодых парней, которым подошёл срок служить в Армии, но были и добровольцы. Набор на фронт производился не сразу всех. Народ шёл партиями. Один день — из Максимовки, другой день – из другой деревни. И так, ежедневно от деревни к деревне шли повозки и увозили мужчин. Собирались в райцентре Балкашино, там же происходило и формирование для отправки на фронт. Мама у нас была решительная, и с полуторамесячным ребёнком, уехала в Балкашино и лично проводила отца на фронт. Потом маме пришло извещение, что с г. Аклюнинска отец направлен на фронт. Проводив отца на фронт, мама осталась одна с пятью детьми на руках. С началом войны мама работала в колхозе уже постоянно, выполняла разные работы, а также работала в кошаре по уходу за овцами.

Наше детство закончилось сразу, как только началась война. В деревне ведь остались женщины, старики и дети. В семьях тогда детей было по многу. И главная рабочая сила — это были, конечно, дети. Да, вместо лошадей — быки. Электричества не было, не было даже свечей, жгли каганцы. Часов тоже не было. И наш рабочий день на поле начинался с восхода солнца и заканчивался с его закатом. Когда шли на поле, многие ребятишки плакали, но никто из них никогда не сказал, что не будет работать. Руководила нашей работой учительница. Выстроит нас всех в шеренгу, и вперёд, полосу за полосой по всему полю. А поля были огромные. Пололи пшеницу от осота. Осотом резали руки. Мама смастерит рукавички, а их хватало только на один день. Дети также выполняли в колхозе разную посильную работу. А сельская работа – она бесконечна. После работы в поле, вечером дети помогали женщинам ручной веялкой веять зерно, так как машины на элеватор ходили и днём, и ночью.

Работали мы босиком от посевной и до уборочной, ноги вечно были исколоты. Какая была обувка, так берегли её для школы. За рабочий световой день нас кормили один раз, в обед. На стане был установлен большой котёл, в котором варили затируху или заваруху, кто как называл это блюдо: в кипящей воде заваривали муку и очень редко её подсаливали. Во время войны с солью было очень плохо, её просто не было.

Наша учёба в военное время начиналась не с сентября, а с октября, только после уборочной. В 1942 году к нам привезли немцев, чеченцев, черкесов. Сначала председатель сельсовета хотел их расселить по домам, но женщины наотрез отказались их брать в свои семьи. В конце деревни они выкопали себе землянки. Так случилось, что именно в это время вдруг сгорела наша школа. Все считали, что школу просто подожгли. Для продолжения учёбы детей младших классов поместили в сельсовете, учеников с 5 класса определили в другие сёла.

В бедном колхозе и люди жили бедно. Было несколько семей крепких. С появлением в деревне приезжих, жизнь людей сильно ухудшилась и стала очень даже беспокойной. Приезжие почему — то нигде не работали. Постоянно занимались воровством, крали овец, коров, кур, перестреляли всех собак, чтобы входить во дворы. В крепкие семьи они не лазили. У нас чеченцы пристрелили собаку, украли кур, во дворе побросали только оторванные их головы. А потом у нас украли и овечку. Во время войны действовал жёсткий продовольственный налог. Независимо, как несутся куры, сколько даёт молока корова, надо было обязательно сдать 80 яиц и 200 литров молока. Молоко обычно сдавалось с вечерней дойки, так как утром молока было совсем мало. Когда чеченцы украли у нас кур, то мама вынуждена была ходить в соседние деревни и покупать яйца, чтобы сдавать их в норму налога.

У нас был ещё огород: половину его засаживали коноплёй, вторую половину — картофелем. У конопли стебли были с зерном и пустые без зерна. Чтобы зёрна быстрее вызревали, пустые стебли выдирали и укладывали в кучи. Пока работали с коноплёй, угорали, потом выползали на дорогу и отлёживались. Вырванные стебли конопли потом связывали в снопы, вымачивали, теребили, как лён, и делали нитки, верёвки. Из конопляного зерна готовили масло. Дров у нас вообще не было, и печи топили засушенными овечьими и коровьими лепёшками. Огород удобрять было нечем, поэтому картофель рождался очень мелким. Голодали. В еду шла разная трава, собирали колоски, мололи на жерновах. С мамой делали берёзовые веники. Ходили в соседние деревни (где до войны богатые колхозы были), продавали там веники и меняли одежду на продукты.

Во время войны была ещё и эпидемия кори. Тогда умерло очень много детей, так как их никто не лечил. На несколько деревень был один старый фельдшер. В нашей семье в одни сутки умерли сестра 6 лет и брат, ему было 2 года 8 месяцев. Тяжело вспоминать о войне и как мы – дети тогда жили. Война полностью лишила нас детства. Не дай Бог никому это пережить. Война – это горе, не сравнимое, ни с чем.

Как мы узнали, что война закончилась? Мы работали в поле. Смотрим, едут на конях, машут чем — то красным и кричат: «Конец войне. Победа!». Когда мы прибежали в деревню, то повсюду были радостные разговоры, были и слёзы, так как продолжали приходить похоронки на убитых и пропавших без вести. Из-за этого тогда даже боялись прихода почтальона. В соседних деревнях ради праздника Победы столы накрывали. А в нашей нищей деревне ничего не было.

Отец писал домой уже с фронта. Он был наводчиком батареи, которую везли три или четыре ли пары лошадей. После боя в Брянских лесах, от его батареи ничего не осталось. Бой был страшный. Всё смешалось, горели земля и небо, сверху непрерывно бомбили. Земля была сплошь укрыта телами убитых и раненых. Медсестра плакала и ползала между ними, пытаясь хоть как – то помочь раненым. В живых осталось только группа в 11 человек. Но, вдруг, на мотоциклах подъехали немцы и окружили группу, стали избивать прикладами автоматов. Отец попытался закрыть лицо руками, но молоденький немец ударил его прикладом в лоб с такой силой, что шрам на лбу остался на всю жизнь. Остальные немцы в это время ходили и достреливали лежащих раненых. Потом побросали избитых солдат в мотоциклетные люльки и увезли. Таким образом, отец попал в плен. С этого времени связь с отцом прекратилась. Мама, разыскивая отца, через сельсовет писала в Москву. Отец числился в списках без вести пропавших. В деревню не вернулся. Перед самым концом войны мы получили от отца сразу два письма. В первом письме он сообщал: «Нас освободили и везут в Чехословакию в госпиталь», а во втором письме уже сообщал о том, что после лечения в госпитале, их осудили, признали виновными и отправили на рудники, только не знал, на какие. В дальнейшем выяснилось, что отец жил в руднике Колотовка, работал на шурфах по поиску слюды. Мама продала дом, корову, и в 1948 году мы приехали к отцу. При очередном проведении взрывных работ, отец попал под взрыв, и прилетевшим камнем ему травмировало голову. Отец долго болел, а когда выздоровел, то пошёл работать в охрану.

Закончив 8 классов, Мария Ивановна начала работать на выборке слюды г. Медвежка, затем работала в цехе обработки рудника Колотовка. Переехав в п. Мама, она, до ухода на пенсию, 18 лет отработала со слюдой на складе готовой продукции ГОКа «Мамслюда». Мария Ивановна Блинова — ветеран Великой Отечественной войны, и за работу в военное время награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.». За работу в мирное время она награждена медалью «Ветеран труда», также ей вручен Знак «60 лет Мамско — Чуйскому району», юбилейные медали «50 лет, 60 лет, 65 лет, 70 лет и 75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

У Марии Ивановны Блиновой, 1929 года рождения, богатое наследство: у неё трое детей, восемь внуков, пятнадцать правнуков и один праправнук. В настоящее время она является членом общероссийской общественной организации «Союз пенсионеров России» в п. Мама.

Председатель местного отделения

ООО «СПР» п. Мама

Н. Сталькова

Фото из архива редакции

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

17