Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

24.01.2020 11:40 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 от 04.02.2020 г.

Молодость, ты была или нет? Воспоминания о работе в редакции газеты «Ленский шахтёр»

По счастливому случаю, а, может, так было велено судьбой, что первые пять лет моей трудовой деятельности после окончания факультета журналистики ИГУ прошли в бодайбинской районной газете «Ленский шахтёр» (ЛШ). В июне 2003 года меня принимала к себе на работу редактор газеты «Ленский шахтёр» Раиса Харисовна Болдырева, именно её роспись, как первого работодателя, стоит в начале моей трудовой книжки. В стенах старейшей бодайбинской газеты, которая разместилась в уникальном купеческом доме, построенном в XIX столетии, я получила хороший журналистский опыт, благодаря моим старшим коллегам, которые были настоящими асами газетного дела.

Я пришла в редакцию «ЛШ», когда газета еще печаталась на линотипах. На огромных машинах из горячей свинцовой массы отливались строки для газеты и бланков и затем поступали в наборный цех для вёрстки в формы. Вёрстка газеты в металле называлась красивым французским словом «метранпаж», но грохот и колебания эта машина издавала совсем не изящные, такие, что я в первый день на работы не могла понять, почему редакцию так трясёт. «ЛШ» ещё печатался на линотипах, но редакция уже получила по государственной программе компьютерную технику для перехода на современную компьютерную вёрстку газеты. И Раиса Харисовна отправила меня на учебу в иркутскую газету «Экономика. Право. Менеджмент», осваивать специализированные для газетной верстки компьютерные программы. Таким образом, мне довелось стоять у истоков новой современной газеты. Это был настоящий переворот, как переход от ручного труда к механизированному.

Начинать что-то новое всегда тяжело, и мы были незадачливыми первопроходцами. Буквально сразу после 2-недельного обучения, едва я вернулась в Бодайбо, редактор посадила меня за компьютер верстать газету, как сейчас помню, выходившую 23 февраля 2004 года. Такая поспешность была вызвана поломкой последнего работающего линотипа – газета «встала». И, как говориться, вся надежда была на меня. А опыта в размещении материалов на газетной полосе было крайне мало. Газету «кровь из носу» нужно было выпустить к завтрашнему утру. Все шло ровно, пока на последней полосе газеты не осталась «дыра» — то есть пустое место, которые мы не знали чем заполнить.

Шёл третий час ночи. Мы молча смотрели в светящийся экран монитора компьютера, и в голову не приходило ни одной дельной мысли, чем закрыть образовавшуюся «дыру». Сказывались усталость, отсутствие опыта, отчаяние, наступало отупение… И тут ответственный секретарь Ирина Георгиевна Долгополова громогласно произносит, надо сказать, она очень весёлая женщина была, с неподражаемым чувством юмора:

- Это место для некролога!

Тут редактор Раиса Болдырева оживилась и говорит:

- Какой некролог?! Давай его сюда скорее, ты что же молчала!

А Ирина Долгополова отрешённо отвечает:

- Это место для нашего с вами некролога!

Мы тогда долго хохотали, смех снимал накопившееся напряжение. Праздничная газета, 23 февраля 2004 года, вышла в свет в обновленном варианте и в срок.

Потом ещё было много разных перипетий, проблем, неурядиц, хлопот, и нас выручал только юмор, мы жили дружно, умели друг друга поддержать. Редакция – живой организм: здесь всегда бурлят страсти, благодаря новостям, обсуждениям, событиям, к которым мы не имеем права оставаться равнодушными. Журналистское братство, чувство товарищеского плеча, сплоченность коллектива – всё это было в редакции газеты «Ленский шахтёр».

Мой любимый наставник в редакции «ЛШ», журналист – легенда Людмила Александровна Карымова вносила редакторскую правку в мои «сырые» газетные материалы, и это помогло мне в становлении личного подчерка. Хотя я сохранила её любовь к витиеватому слогу и высокопарным выражениям. Людмила Александровна «тянула» на себе самую серьезную тему в газете –золотодобывающую промышленность. Благодаря своему огромному опыту и таланту, она разбиралась в золотодобыче не хуже любого старателя и также умела работать — сутки напролёт писала статьи о работе артелей Бодайбинского района.

Корректор газеты Людмила Егоровна Золотарёва — приятная, спокойная, обаятельная женщина писала такие проникновенные статьи о людях Привитимья, что порой они пробирали до слёз, так хорошо она чувствовала и понимала людей.

Старшие коллеги учили нас, молодых обозревателей Ольгу Зайцеву и меня, учили уважительно, внимательно относиться к читателям, которые приносили свои материалы или темы в газету. И был на эту тему курьёзный случай. Из больницы сбежала женщина с белой горячкой и по какой-то неведомой нам логике, подалась она в редакцию «ЛШ», чтобы рассказать необычайную историю, возникшую в её воспаленном алкоголем воображении. Ольга Зайцева, как учили, прилежно слушала женщину и все аккуратно записывала, пока не позвонил в редакцию нарколог Ботанин и не поинтересовался, не забегала ли его подопечная, потому что её видели в районе редакции. Буйную посетительницу из редакции забирали братья в белых халатах.

Но, если серьёзно, внештатные корреспонденты, читатели — они заметно расширяли тематику газеты, привносили в неё свой взгляд. И это главное достоинство районной печати, журналисты знают своих читателей в лицо, ведут с ними диалог. Палитра газетных тем была очень широкой. Знаменитый краевед Николай Николаевич Мунгалов приносил свои уникальные исследовательские труды по истории Бодайбинского района. Экологическую тему поднимал на страницах газеты Владимир Исаев. Депутат и предприниматель Герман Наумов был всегда неравнодушен к печатному слогу и любил подкинуть злободневную тему для репортажа. Спортсмены: теннисист Владимир Вейко, основатель военно-спортивного молодежного патриотического клуба «Русич» Рифкат Хусаинов, шахматист Владимир Прокопьев регулярно писали заметки о своих соревнованиях.

Коллектив редакции время от времени обновлялся новыми кадрами, помню из краеведческого музея к нам пришла Светлана Балаева, яркая, звонкая, красивая, она просто излучала позитив, и это свойство характера притягивало к ней людей. Мы все её очень любили. Светлана сделала карьеру после работы в редакции, она стала пресс-секретарём администрации города Бодайбо и района. Думаю, этот хороший старт она взяла именно в редакции «ЛШ».

Затем сменилась районная власть, выбрали мэра города Бодайбо и района Евгения Юмашева, и в редакции было решено отрыть отдел телевидения. К нам пришли молодые парни — телевизионщики. С ними мы делали репортажи и в газету и сюжеты для иркутского телевидения.

С этими ребятами тоже было не соскучиться. Креативщики. Однажды с телевизионщиком Дмитрием Никоновым на День борьбы с нищетой мы решили разыграть бодайбинцев и заодно проверить, как они относятся к нищим. Попрошайничества на улицах города Бодайбо тогда и в помине не было, по-моему, нет такого явления и сейчас. Мы попросили работников Культурно-досугового центра Галину Уланову и Светлану Воложанинову загримировать Диму под классического бомжа. Надо сказать, что Дмитрий был чрезвычайно субтильной комплекции, и это нам было на руку. Выглядел он очень натурально.

В обеденный перерыв мы усадили новоиспеченного бомжа на углу Сбербанка – это в самом центре города. Со стороны зрелище было жалкое: Дима уныло, с протянутой рукой и повесив голову, сидел на ящике. Моя задача заключалась в том, чтобы ловить людей, которые прошли мимо и не подали даже копеечки страждущему, и спрашивать их, почему, дескать, они не помогли человеку, который явно находится на грани нищеты. Также я опрашивала тех бодайбинцев, которые кинули в шапку псевдо-попрошайке деньги, чтобы спросить, почему они толкают нищего на грань пропасти, ведь он явно эти деньги пропьёт. В общем, это была чистой воды провокация. В результате нашей акции-провокации мы пришли к интересным выводам.

Те бодайбинцы, которые проигнорировали попрошайку, говорили, что он горький пьяница и незачем таким людям помогать, но таких было меньшинство. Очень многие горожане кидали копейки в шапку бомжа и жалели убогого. А на мои провокационные вопросы отвечали, что неизвестно, какая ещё нужда и отчаяние толкнули этого несчастного на улицу за подаянием. За полчаса мы насобирали почти полторы тысячи рублей. А это был 2007 год, когда моя зарплата составляла 4 тысячи 500 рублей! Помню, как у Димки рука дрогнула, когда возле него остановился крутой «крузак» с братками, медленно опустилось стекло машины, и в его шапку добавилась новехонькая тысяча рублей от воротил местного криминального бизнеса. А могли бы и побить…

Эти деньги мы тогда отнесли в церковь. И сделали вывод, что бодайбинцы — народ добрый, сердобольный, на улице без куска хлеба не оставит.

Вот такие будни редакции я вспоминаю. И это было весёлое время, потому что я была молодой. На ум приходят слова Михаила Казакова из фильма «Покровские ворота»: «Молодость, ты была или нет? Кто ответит, куда ты делась…». Может и грустно, но это хорошая грусть. В редакции «ЛШ» я получила хороший задел на будущие мои успехи и достижения. Когда мне было присуждено звание «Лучший журналист районных СМИ Иркутской области» и почетный знак «Золотое перо», я, в первую очередь, с благодарностью подумала о моих наставниках и коллегах по редакции газеты «Ленский шахтёр». Я счастлива, что эти пять лет с 2003 по 2008 годы из огромного 100-летнего пути, который прошла газета «ЛШ», я работала в его редакции. С Днём рождения, «Ленский шахтёр», со столетием!

Евгения Карасова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

28