Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

06.05.2016 09:15 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 (9010) от 06.05.2016 г.

"Старожилы"

Судьба переселенцев

В Кировской области Больше-Ключевского сельсовета в деревне Валя жила семья Бабиных и решила эта семья в 1939 году из деревни уехать на заработки (соблазнила добыча золота). На железной дороге было настоящее столпотворение, так как выезд из деревни совпал с началом войны с Финляндией.
До п. Мама добирались два месяца: сначала по железной дороге, затем автомашинами, пароходом, плыли на баржах (в пути работали, мыли баржи – зарабатывали себе на пропитание и на проезд). В п. Мама жил земляк из Кировской области – Галкин, в то время он содержал заезжий дом за ручьем (ул. Заручейная). Семья Бабиных, в количестве 9 человек решила несколько дней пожить у него. Прожили целый месяц. За это время Галкин всем сделал совки для сбора ягод (раньше даже и не знали что это такое). Природа и место очень понравились. Решили сходить в контору рудоуправления, там предложили ехать в Согдиондон, где были школа и клуб. Транспорта в то время никакого не было, добирались на лодках, которые тащили лощади вьючно (управляли лошадьми Федор Оглых и Михаил Трифонов). Местами, где вдоль берега попадались скалы, лошадей переправляли на другой берег реки и ехали дальше. В пути ночевали в зимовье, после зимовья добирались до Брамьи, дальше вещи отправили на лошадях вьючно, а сами шли пешком, через разливы, по мелкой воде шли, по камням, какая была обувь – вся изорвалась, и в поселок Согдиондон все пришли босиком. В бараке дали жилье и сразу же всех обеспечили работой: глава семьи Василий Андреевич с сыном Алексеем стали забойщиками, дочь Александра и жена Алексея Татьяна – пошли на разборку слюды, брат Татьяны Михаил Минцев стал откатчиком, а Анастасия из-за возраста направлена была работать в кузницу меходуем (подавала воздух) – буры накаливались, затем кузнец кувалдой их затачивал, ставил в воду для закалки и уже готовые буры уносила в штольню; в дальнейшем работала буроносом.
Порой до 20 штук буров носить приходилось в штольню – донесешь, а стоять уж сил нет. Младшая Серафима ходила в школу. Мать – Наталья Ивановна с внучатами – дома. Для семьи Бабиных жизнь в поселке Согдиондон сложилась весьма удачно. Поселок был большой, застроен длинными бараками. Население, в основном, состояло из вербованных татар и сосланных семей кулаков. Жили все очень дружно, варили брагу и праздники, какие раньше были, справляли все вместе. Однако глава семьи Василий Андреевич запрещал своим детям водиться с детьми кулаков. Запреты запретами, а жизнь брала свое: перед самой войной Анастасия познакомилась и сдружилась с Яковом Анкудиновым. Семья Анкудиновых была из числа сосланных кулаков: отец, мать и четыре сына – Николай, Иван, Яков и Алексей.
В 1941 году, когда началась война, в Армию брали немногих: только тех, у кого подошел срок службы; из семей кулаков вообще никого не брали. А вот в 1942 году из п. Согдиондон мужчин забрали почти всех (и из семей кулаков тоже). В забое, в штольне работали одни женщины. Анастасия Васильевна работала на откатке, одновременно была взрывником (взрывному делу ее обучил брат Алексей). Отработав в забое, брат ходил искать слюду.
Во время войны семьям сосланных кулаков выдавали документы, и после этого с Согдиондона все стали разъезжаться: часть семей уехала обратно в родные края, часть – на другие рудники: в Горную Чую, Слюдянку, Большой Северный. В 1945 году осталось жить в поселке совсем мало людей, и рудник Согдиондон практически был закрыт. Сестра Александра вышла замуж за геолога и уехала на Украину. В 1950 году брат Алексей со своей семьей (у него было 9 детей), сестра Серафима, мать выехали из района. Из большой семьи Бабиных в районе осталась жить только одна Анастасия.
Яков Алексеевич Анкудинов вернулся с фронта в 1944 году на костылях (в дальнейшем сам сделал и приспособил деревяшку для ноги), работал кладовщиком. В 1945 году Яков и Анастасия справили свадьбу. Когда на Согдиондоне работать уже было некому, а Яков был партийным, то его перевели работать на Маму в радиоузел. Полностью семья переехала в поселок Мама в 1946 году (добирались самосплавом). Дали квартиру. По соседству жили семьи Переваловых, Галимовых, Измайловых, Черных. В дальнейшем Яков Алексеевич работал конюхом. Умер в п. Мама в 1969 году.
Анастасия Васильевна Анкудинова (Бабина) пошла работать в геологоразведку. А так как образования не было, работала уборщицей, штукатуром, котельщицей, истопником, рассыльной; в то время гостиниц не было, и, когда должно было приехать начальство, то сама подбирала для этой цели дом, белила его, обустраивала, после чего поселяла командированных. В общей сложности отработала 20 лет и еще 15 лет в профилактории.
Награждена медалями «Ветеран труда ВОВ», «Ветеран труда» в мирное время и другими.

У каждого — свой путь

В деревне Зыряново Ниже-Илимского района жила семья Перетолчиных. Глава семьи – Иван Павлович – был болен, но в деревне не было больницы и в 1929 году на лечение вызвала его к себе сестра, проживающая в г. Бодайбо. Спустя месяц после лечения И.П. Перетолчин будучи коммунистом, оформил трудовое соглашение и приехал работать в Мамское рудоуправление (общий набор рабочих в то время производился путем вербовки). Сначала работал на Согдиондоне, Слюдянке, а в 1931 году был назначен начальником транспорта в п. Мама (тогда транспорт был только гужевой). В 1931 году из деревни в поселок приехала его семья: жена Варвара Тихоновна и шестеро детей. Добирались до Усть-Илима на лошадях, оттуда до Усть-Кута на плотах, а уж с Усть-Кута до Мамы на пароходе «Коммунист». Поначалу жили в полупалатках (нижняя часть жилья сделана была из бревен, а верхняя была покрыта палаткой), в дальнейшем от рудоуправления получили квартиру. Все дети учились в Мамской школе.
Налаженная, размеренная жизнь Перетолчиных неожиданно пошла кувырком. Репрессии, пронесшиеся по стране в 30-х годах не обошли стороной и их семью. В 1938 году И.П. Перетолчин был арестован, домой он уже не вернулся (умер в 1939 году, реабилитирован посмертно). После его ареста жену и шестерых детей из квартиры выселили, пришлось ютиться на частной квартире. В 1928 году старший из детей Иван ушел в Армию, которая закончилась для него только в 1935 году. Остался жить во Львове (умер в 1982 году). 16-летним подростком в 1938 году ушел в Армию и Анатолий, стал военнослужащим. Мать семейства – Варвара Тихоновна всю жизнь работала сторожем, уборщицей, умерла в п. Мама в 1968 году.
Из всей семьи Перетолчиных только одна дочь Зоя жила в п. мама 65 лет. Закончив 7 классов в Мамской школе, в 1935 году начала свою трудовую деятельность. Первые три года работала наборщицей в газете «В бой за слюду» (газета тогда находилась в подчинении рудоуправления). В 1936 году приезжал корреспондент из Москвы, интересовался работой, фотографировал, а после этого в журнале была статья о Зое, о ее работе. С 1938 года она работала уже в цехколке. До 1987 года вся трудовая деятельность Зои Ивановны (Чуриновой) была связана со слюдой в системе ГОКа «Мамслюда» (работала в цехе обработки слюды, в складе готовой продукции). Награждена медалью «Ветеран труда ВОВ», «Ветеран труда» в мирное время. Умерла в 1996 году.
Муж Зои Ивановны Чуринов Александр Георгиевич приехал в п. Мама из Бодайбо в 1938 году. Работал слесарем, токарем, начальником мехцеха, воевал в Отечественную, умер в п. Мама в 1975 году.
Что представлял собой п. Мама в 30-х годах и во время войны (из воспоминаний Чуриновой З.И.):
«В то время в поселке была, в основном, одна улица – Набережная, но она была очень длинная: от базы УРСа до реки Мамы, ведь река в то время была очень узкая и очень быстрая, такая, что разбивались плоты. Здания располагались в два ряда: милиция, больница, школа (где сейчас контора ГОКа), столовая, клуб, напротив клуба (где сейчас сберкасса) были жилые дома. Их называли тогда «Рекорд» и привезли их из Бодайбо. За клубом находилась цехколка, чуть пониже, за цехколкой, был магазин на два отделения: с одной стороны – продуктовый, с другой – промтоварный (где сейчас спуск к реке возле милиции). А контора рудоуправления находилась где сечас здание РОВД, затем улица продолжалась, но ниже со спуском реки (место, где Мама впадает в Витим). Там находилась пекарня, мехцех, конный двор, жилые дома, была спортивная площадка, куда мы бегали играть в волейбол. Напротив, через речку, был п. Заря. Во время войны (в 1942 году) было очень большое наводнение. Тогда полностью снесло всю нижнюю часть п. Мама и частично п. Заря (если бы не дамбы, то Зарю бы полностью смыло). Во время войны работали на слюде без сна и отдыха, ведь тогда стране нужна была слюда, очень много слюды. Кто еще жил до войны с нами? В школе я училась вместе с Полиной Скоробогатовой (они жили тогда на «Седьмом зимовье»). В одном доме с нами жила Степанида Томашева (мы ее звали Пана). Была еще семья Переваловых. А так, из тех, кто жил в то время в п. Мама, никого, пожалуй, и не осталось. Вот так и прожила всю жизнь здесь».

"Кулак"

Один из старожилов – Георгий Максимович Округин, родился в 1902 году в г. Коршунове Иркутской губернии Киренского уезда в семье крестьянина. Его родители, по тем временам, считались зажиточными людьми. Семья была большая, трудолюбивая. Имели в своем хозяйстве коров, лошадей, пашню, покосы и так жили до 1931 года своим единоличным хозяйством и не богато, но и не бедствовали. Хотя, по рассказам отца, на два брата имели одну пару сапог, которые поочередно одевали на вечерку.
И вот, в 1932 году отца вместе с родителями, а также братьями, сестрами и их малолетними детьми раскулачили. Забрали весь скот, пашню и выгнали из своего дома. Мужчины за две ночи сколотили плот и всей семьей поплыли по Лене до Якутска. Самому маленькому ребенку был всего один месяц от роду. Приплыли в Якутск, поселились в бараке, и мужчины устроились на работу на стройку. Было это в июне, а уже в октябре этого года их арестовали за самовольный выезд из деревни и привезли под конвоем в поселок Воронцовку Бодайбинского района. Поселили их опять в бараке – 12 человек в одной комнате. Кругом одна тайга, и деревья пришлось корчевать в ручную под колхозные поля, а зимой, с ноября по март, мужчин вместе с женами угоняли в тайгу на лесозаготовки без выезда домой.
В Воронцовке находилась комендатура и за всеми ссыльными был гласный надзор, и так до 1949 года. Только после смерти Сталина стало посвободнее, и отец построил дом, купил корову. Мать стала заниматься хозяйством.
Родители вырастили пятерых детей, а всего у них было десять детей, но пятеро умерли в раннем детстве из-за плохих условий жизни и отсутствия медицинской помощи.
Еще родители очень любили держать домашнюю живность, а также выращивать овощи и цветы.

Газета "Мамский вестник" 13 февраля 2001 года № 14 (25)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

120