Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

28.08.2015 10:20 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 66 (8941) от 28.08.2015 г.

Главный. Светлой памяти Евгения Октавьевича Желиховского, главного инженера ГОКа "Мамслюда" в период его расцвета

Автор: А. Карпов

Всему своё время, говорят. Всему своё время. Время для любви и время для ненависти. Время разбрасывать камни и время собирать их. Время позора и Время триумфа…

Сейчас в стране Время Торгашей – торговцев тем, чего они сами не производили, а  всё произвёл за них Кто-то. Время Силовых Структур, что, наверное, правильно.  Время Чиновников, что куда больше думают о своём личном кармане, чем о простом народе. Время воспользовавшихся тем, чего они сами не создавали, и всё принадлежит им лишь в силу законов, что они создали для себя любимых. Время  шоуменов. И дай тебе Бог, страна Россия,  чтобы это Время как можно быстрее кануло в лета и никогда больше не повторялось!

Чтобы пришло Время Производства Умных Машин. Пришло Время Работы не только на свой собственный карман, но и на благо Отечества. Время Инженеров и Время Учёных. Время Фермеров, которые сами, без всякого импорта накормят страну. Время без наркотиков и пьянства. Время Спокойствия и Время Самодостаточности.

Время Гордости за Россию!

 

Его Время с трибун партийных съездов в победных реляциях называли Временем Трудовых Свершений или Временем Трудовых Побед. По сути, это действительно так!  

Кто-то сейчас посмеётся над этим, но он будет смеяться над тем Временем, благодаря которому страна Россия ещё жива и ещё имеет потенциал для возрождения.

 Будет смеяться над тем Временем, когда в Сибири строили  города, гидроэлектростанции и железнодорожные магистрали, разведывали и добывали золото, нефть и газ, что сейчас в почёте и находили разные другие полезные ископаемые, про которые пока не вспоминают. Но, скорее всего, вспомнят, как это было уже ни раз.

 

* * *

 

 Они сошли на мамскую землю с трапа тихоходного Ил-14 или Ли-2   31 августа 1958-го года, в главный праздник  района – День шахтёра, что символично. Молодая чета Желиховских – Евгений и Светлана. Он — в отцовских галифе и ношенных яловых сапогах. Она — в плащике песочного цвета, что носила когда-то свекровь и в берете. С одним чемоданчиком на двоих, ружьём и неподъёмной полевой сумкой на плече, полной охотничьей свинцовой дроби.

 Далеко – за тысячу вёрст южнее остался родной Иркутск,  город их ранней любви в возрасте Ромео и Джульетты, которую они пронесут через всю свою жизнь на долгие пятьдесят девять лет. Осталось позади их изгнание из школы в 9-м классе за «аморальное поведение» – Шекспира можно было только читать и им восхищаться, а не подражать его героям, становясь мамой и папой в шестнадцать! Пока ещё у их родителей оставался сын Андрюшка, лишь из-за боязни вести ребёнка в неведомое.  Там осталась вечерняя школа Евгения, которую пришлось окончить после изгнания из общеобразовательной. Горный факультет Горно-металлургического института, ставшего через два года Иркутским Политехническим.

Там остался его отец Октавий Брониславович, работавший экономистом в главке «Союзслюда» и давший единственному сыну письмо для руководства треста «Мамслюда», дабы обеспечить ему «блатное место». А тот письмо не отдал никому, поскольку считал это для себя зазорным.

В Иркутске осталась его мать, Вера Фёдоровна, умная и строгая. Осталась могила деда по матери Фёдора Ипатьевича Марченко, когда-то — в прошлом, кавалергарда лейб-гвардии императорского Семёновского полка, который Женю безумно  любил и воспитал, поскольку родители всё были заняты на работе.

 

Первая должность Е.О. Желиховского на Маме была «Инженер по технике безопасности» в центральной конторе треста. Стариковская должность, которую он смог вытерпеть лишь несколько недель. Считая, что не для того его пять лет учили, чтобы протирать в конторе штаны. Ему нужна была настоящая работа, где бы он мог себя показать как горный инженер. И его руководство удовлетворило, послав горным мастером подземных выработок на самый дальний тогда рудник в тресте – на Оборонный. Горно-Чуйского рудоуправления.

На тот самый Оборонный, благодаря которому Советский Союз во время войны мог делать свои электродвигатели для всех машин и станков огромной страны. Мог иметь свои собственные радиостанции и всевозможные приборы, а не только получать их из США и Англии по ленд-лизу или покупать, расплачиваясь за них пушниной и золотом.

Благодаря которому, мы смогли выстоять и победить!

Тот самый Оборонный, который начинали разрабатывать, как  и всё остальное в районе, спецпереселенцы, сосланные со всех краёв в тридцатые и сороковые. И на котором в основном работали бойцы трудовых батальонов, сформированных из бывших солдат, побывавших в плену и оставшихся при этом в живых.  В эти же батальоны попадали невоеннообязанные мужики и совсем молодые парни, по воле судьбы побывавшие когда-то на оккупированной врагом территории.  

 

* * *

 

Жили супруги Желиховские в отдельной махонькой комнатушке большого барака, засыпанного по потолку отходами слюды – скрапом, поскольку в тех местах под ногами было куда больше камня, чем земли. Где зимой ночами замерзала вода в ведре, оставленном на  полу. Где часто освещались не тусклой электрической лампочкой, а коптящей вонючей «карбидкой». Где была одна кровать на двоих, печка из обрезанной бочки, маленький стол и две табуретки.  А больше не было ничего, но была РАБОТА, которую хотелось постигнуть.

 И он постигал её, считая, что прежде чем заставлять людей делать то или иное дело, надо знать самому, как оно делается! Он сам бурил перфоратором шпуры, когда бурили «на сухую», зарабатывая при этом силикоз. Сам первым в тресте вводил в практику мокрое бурение, которое избавило людей от силикоза, но породило ревматоидные  артриты.  Он сам взрывал породу, отрабатывая разные способы взрывов. Сам опробовал всяческие механизмы в стремлении облегчить тяжкий труд горных рабочих и найти лучшие решения в их применении.

Он и потом всегда будет стремиться к тому, чтобы любое новое дело, до которого коснется, знать досконально и до конца. Скоро он был уже техническим руководителем производства, а потом главным инженером Рудоуправления.

 

Через пять лет — в шестьдесят третьем, решили уехать на Большую землю, где жизнь была куда легче. Но лишь добравшись до Иркутска, сразу поняли, что не смогут жить без настоящей работы.  И они вернулись, теперь уже на рудник Слюдянка, где он вновь стал главным инженером. Потом на той же должности он работал на рудник Витимский.

А в семьдесят первом Евгений Октавьевич Желиховский  уже Главный инженер Ордена трудового Красного Знамени ГОКа «Мамслюда». В 35 лет! Главный инженер предприятия, дающего 75% всей слюды добываемой в Союзе!

Минерала, без которого не могли обойтись министерства  Машиностроения и Приборостроения, Радиопромышленность и вся Оборонка СССР. Минерала, благодаря которому был выполнен казавшийся в 20-х годах фантастикой «план электрификации всей страны», строились генераторы ГЭС, ТЭЦ и АЭС, крутились электродвигатели, вращая станки по всей стране и бытовые приборы в квартирах. Горели все электрические лампочки.  Плавали по морям суда, летали самолёты, боевые ракеты и космические корабли.  

  

Горное дело было его страстью! Он вводил передовые технологии и организовывал добычу новых минералов, таких как полевой шпат. Сам подбирал инженерные и технические кадры.  Сам ими руководил, не позволяя директорам вмешиваться в технические проблемы производства. Всячески поддерживал молодых специалистов и уважал простых работяг.

  Всё, что было связано с технологией добычи, было только его делом и больше ничьим. При нём ушел в прошлое ручной труд с лопатой, кувалдой и кайлом. Ушли  лошади и тачки на горных выработках, а взамен их пришли экскаваторы, бульдозеры, электровозы и погрузмашины. Под его руководством были спроектированы и построены слюдовыборочные установки, строились дороги.

Он вставал грудью за свои кадры, помогая им во всём, и никогда не лез в дела, которые его не касались.

Он не рвался руководить предприятием, хоть ему это ни один раз предлагали – руководили другие. Поскольку он не был хозяйственником – ему это было неинтересно. Он был Инженер.

 

И как инженер отдал себя ГОКу до конца. А оставил его, когда осознал, что большего сделать не в силах. Когда страна начала разваливаться. Когда промышленность России  перестала работать. Когда понял, что ГОКу «Мамслюда» тоже придётся несладко.

Но перед своим уходом сделал всё, чтобы его детище – Комбинат, в условиях наступившего рынка смог выжить. Создав со своими технологами цех переработки промышленного сырца в готовый полуфабрикат, что на порядок повысило цену продукции. Чем раньше занимались только слюдяные фабрики на Большой земле.

Потом тихо ушел, не став участвовать в разграблении того, что сам создавал, как сделали многие, близкие к «дармовому пирогу» в период приватизации. Стал простым и нищим российским пенсионером.

 

Он жил на пенсии тайгой, рыбалкой, охотой и шахматами, которые очень любил, пока не случился злополучный инсульт.

 Болел очень тяжело и долго, доставив немало хлопот своей Светлане Васильевне. Только её искренняя любовь, любовь с полной – без остатка самоотдачей, продлила ему жизнь. Жена его кормила и выхаживала, как ребёнка.

Ещё приходили на выручку многочисленные друзья, коллеги и ученики.

В последние несколько лет он совсем не мог говорить. Но почему-то, когда слышал старую знакомую песню, всегда начинал её подпевать.

 В его Время была песня со словами «Прежде думай о Родине, а потом о себе!» Песня о таких людях, каким был сам. Он её помнил до своей последней минуты и подпевал.  Песню о себе!

 

Светлая Вам память, Евгений Октавьевич Желиховский!

И низкий поклон  Инженеру с большой буквы!

Трижды, навечно и заслуженно, вписавшему своё имя в тома Горной энциклопедии СССР и России!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

286