Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

28.01.2014 06:33 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 06 / 07 (от 31.01.20 от 28.01.2014 г.

СТОИТ НАД ГОРОЮ АЛЕША

Автор: Л.И.Елькина
Март 1974 года. Спешили в командировку в район Кулундинской зоны. На барнаульском вокзале приобрел свежий номер журнала «Огонек». В купе вагона листаю журнал, на 27-й странице под рубрикой «Почта «Огонька» опубликовано письмо с заголовком «Алеша». Оно поступило из болгарского города Пловдива. Автор письма Методи Витанов сообщал: «Дорогие товарищи! В Пловдиве есть памятник советскому воину. Он очень дорог и мил всякому болгарскому сердцу. У его подножия всегда многолюдно, всегда живые цветы. В Болгарии памятник ласково зовут «Алешей». Историю этого имени я и хочу рассказать.

В сентябре 1944 года болгарский народ встречал на своей земле Советскую Армию-освободительницу. Я работал тогда на почтамте в Пловдиве и познакомился здесь в бойцами из роты связи капитана Калашникова – Ваней, Мишей и Алешей (к сожалению, помню только их имена). Ваня – худенький, небольшого роста, Миша – высокий, всегда с улыбкой. Алеша был рослый, плечистый, с русым чубом и чистыми синими глазами, весельчак, родом, кажется, из Барнаула. Я полюбил их как братьев. Подразделение долго стояло в Пловдиве. Однажды Ваня сказал, что он бы очень хотел побыстрее надеть гражданский костюм. Я и мои товарищи решили сделать ему такой подарок. Собрали талоны – тогда еще были карточки, купили добротный отрез, и знакомый портной сшил Ване костюм. Сколько радости доставили мы этому парню, выросшему на войне и, может быть, никогда не снимавшему гимнастерки! Когда Ваня надел обновку, Алеша сказал: «Ты просто живая модель для памятника!». А Ваня ответил: «Нет, Алеша, ты у нас настоящий русский богатырь, и лучшей модели скульптору не найти!». Все засмеялись и согласились, что памятник советским воинам непременно должен быть похож на Алешу.
Прошло несколько лет после окончания войны, и в Болгарии был объявлен конкурс на лучший проект памятника советскому воину в Пловдиве. Когда началось строительство, я часто приходил сюда, на Холм освободителей, и смотрел, как поднимается фигура советского солдата. Однажды рассказал рабочим о своем друге и на одном из камней написал: «Алеша». Имя полюбилось строителям, и они уже не называли скульптуру иначе, как Алеша. А потом весь Пловдив задолго до официального открытия монумента стал называть его этим именем.
Минуло 8 лет после публикации письма Методи Витанова в «Огоньке». В апреле 1982 года в «Алтайскую правду» (я тогда был ее редактором) поступило письмо свердловчанина. Лечась на курорте Белокуриха, однажды он услышал по радио песню «Алеша». Сосед по комнате воскликнул: «Так памятник и песню назвали Алешей в честь Алексея Ивановича Скурлатова, который живет в селе Налобиха Косихинского района».
Я и фотокорреспондент Виктор Выборов немедля поехали в Налобиху.
Жил тогда Алексей Иванович в скромной квартире. Когда он вышел из комнаты, я удивился: «Поистине русский богатырь!». Мы приятно побеседовали. Первые фотоснимки Алексея Ивановича как прототипа памятника «Алеша» сделал именно Виктор Выборов. А мой очерк «И памятник, и песню назвали Алешей» был опубликован в двух номерах «Алтайской правды» — 8 и 9 мая 1982 года.
Какими-то путями очерк попал в Болгарию. Какмне написал Методи Витанов, очерк был использован в печатных изданиях Болгарии, вызвал положительный резонанс.

Алексей Иванович стал желанным гостем в Барнаульском пединституте, встречался с учащимися других учебных заведений. Это ли не пример патриотического воспитания молодежи!
В 1983 году Алексей Иванович после войны впервые посетил Болгарию. Об этом он написал так:
«…В Болгарию я приехал с группой с Алтая на курорт. В аэропорту Софии нас встречало много людей с цветами, кинокамерами. Тут и произошла наша встреча с Методи Витановым. Я его узнал, и он меня. Бросились друг к другу со слезами, и руки так до самого вокзала не отпускали. Нам дали целые охапки цветов, потом повезли в Пловдив.
На следующий день мы поехали на Холм освободителей, где стоит памятник «Алеша». Здесь всегда много народу. Мы с Методи подошли к памятнику, возложили цветы…»
Туристы смотрели на Алешу в граните, застывшим 22-летним солдатом-освободителем, а рядом стоял живой Алеша, только теперь ему было уже 60.
«Беда нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь», — поется в одной из песен советского периода. Так оно и случилось с памятником «Алеша», когда развалился СССР. В девяностые годы прошлого века реакционные силы Болгарии задумали разрушить памятник.
Но Алеша не дрогнул, пловдивцы категорически подтвердили, что Алеша был и остается «гражданином номер один Пловдива». А студент М. Христов афористично воскликнул: «Алеша не нуждается в нашей защите, он сам себя защитит!». И по-прежнему стоит над горою Алеша и девчата ему дарят цветы.
Только теперь Алексею Ивановичу Скурлатову исполнилось 90 лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

67