Меню
12+

Районная газета "Мамский горняк"

10.12.2013 04:01 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 93 / 94 от 10.12.2013 г.

ГЕОРГИЙ ЕВГРАФОВИЧ ЧИЛИКИН

Автор: В.В.Сильченко
Детская память цепкая. Одно из самых ярких впечатлений раннего детства у меня оставили антенны и мачты радиостанций.

Родительский дом стоял по улице Советская, напротив, через дорогу, располагалось большое, по тем временам, бревенчатое здание, в нем размещалась РАЦИЯ — коротковолновая радиостанция треста «Мамслюда». За ним стояли огромные, черно-белые полосатые деревянные мачты, опутанные растяжками и антеннами.

С другой стороны, за огородами, за ручьем, за улицей Урицкого, стояли такие же полосатые черно-белые мачты радиоцентра аэропорта.

Одни их ранних фамилий, которые отложились в моей памяти, были Лемешев и Чиликин. Оба работали на радиостанции, Иннокентий Анисович Лемешев был начальником, Георгий Евграфович Чиликин — техником, оба были хорошими знакомыми отца.

Помню, у нас был ламповый приемник «Балтика» и патефон. Патефоном пользовались по праздникам. Зимними вечерами обычно слушали приемник, плавно вращаешь ручку настройки, зеленый глазок индикатора то расширяется, то сворачивается, через шорохи и треск эфира появляется то русская, то иностранная речь, то музыка.

Находили интересную передачу и слушали, это мог быть концерт, новости, радиоспектакль или «Театр у микрофона». По ночам, на выходные, слушали трансляцию футбольных матчей или открытые судебные процессы.

Помню один процесс, шел несколько дней, судили банду Яковлева, приговор для главарей был коротким. Советская власть с бандитами не церемонилась. Радиолы, то есть приемник с проигрывателем были редкостью.

Как-то отец отнес патефон на радиостанцию к Чиликину, назад принес «модифицированный», вместо хромированного звуковоспроизводящего узла со стальной иголкой стояла узкая черная планка. Патефон подключили к приемнику, поставили пластинку, завели, и из динамика полилась песня, наполняя через открытые окна улицу. Потом, в начале шестидесятых приобрели радиолу «Югдон», по мощности звука и диапазону принимаемых частот радиола проигрывала «Балтике» по всем параметрам.

Где-то в конце пятидесятых радиостанцию закрыли, мачты спилили, в освободившемся здании обосновался райвоенкомат.

Со стороны улицы, между окнами, были вывешены три красочных плаката, на них в полный рост пехотинец, моряк, летчик.

А на антенном поле геологи Мамско-Чуйской экспедиции заложили сад.

После школы я пошел работать на радио-телефонную станцию, на первый участок. Первый участок обслуживал поселок Мама, радиоузел и проводное радиовещание, 1200 абонентов, коммутатор и телефонная сеть, 600 абонентов. Начальником участка был Георгий Евграфович Чиликин. Небольшого роста, худощавый, спокойный, не повышал голоса, не матерился, начитанный, широкого кругозора, хорошо играл в шахматы. Коммунист, в партию вступил в армии. Рассказывал много интересного из своей жизни.

После окончания радиотехнического училища Георгий был направлен на работу в Игарку. Через порт Игарку шло обеспечение строительства Норильского комбината. Условия жизни труднейшие: полярная ночь, морозы, пронзительные ветра и самое страшное — цинга. Хотите подробнее узнать о жизни Игарки, почитайте Виктора Астафьева, он там жил в те времена. Спасением от цинги был настой сосновой хвои. В столовой у входа стояла бочка с настоем, дежурный у бочки заставлял каждого выпивать кружку настоя, после давал стопку спирта. Восемь месяцев в году Игарка и Норильск были отрезаны от «Большой земли», самым большим событием года было открытие навигации, прибытие первого парохода. По окончании договора Георгий работает в Иркутске на городском радиоузле техником. Во время выступления Молотова по радио о начале войны, на одной из подстанций выбило ртутный выпрямитель, часть города осталась без радиовещания, начальник городского радиоузла был арестован и осужден.

В начале войны Георгия призвали в армию и отправили на Дальний Восток, был начальником полевой радиостанции. Принимал участие в боевых действиях против Квантунской армии.

Рассказывал: — «… японцы сражались отчаянно, в плен сдавались только по приказу своего командира, а так готовы умереть за императора…».

- «… в Маньчжурии заняли узловую станцию, а там армейские склады, выставили охрану, а солдаты напились, командование не может понять, где берут спирт. Солдаты обнаружили в одном неохраняемом техническом складе большие запасы горелок. Это небольшая пористая стеариновая шашка, поры заполнены спиртом. Японский солдат в окопе мог зажечь горелку, горит она без видимого пламени, согреть руки, подогреть пищу. Советский поступал проще, заворачивал горелки в мешковину, скручивал и разделял на составляющие. Когда отцы-командиры нашли первопричину, то приказали склад сжечь…»

После демобилизации вернулся в Иркутск и был направлен на Маму. Работал техником на радиостанции, держали связь с Москвой, Иркутском. После закрытия работал на радио-телефонной станции.

Рассказывал один курьезный случай: — «…одна женщина попросила отремонтировать ей радиолу, перестала играть…», «…Везите…», привезла на саночках, «…завтра в конце дня будет готова…»

Пришла, проверили радиолу, помогли погрузить на саночки, привязали. Женщина поблагодарила, поставила бутылку водки, мужики распили и разошлись по домам. Через неделю, после обеда, приходит эта женщина и начинает скандалить: — «…мне поставили плохие запчасти, а хорошие сняли, отдайте мои…».

Мужики опешили — «…кто Вам сказал такую чушь, радиола работает, заменили пробитый диод, больше ни чего не трогали…» владелица радиолы вошла в раж: — «… мне на работе бабы сказали, что вы снимаете хорошие запчасти, а плохие ставите, отдайте мои хорошие…».

- «… ни чего мы Вам отдать не можем, не мешайте работать…»

- «… я на вас управу найду, узнаете, как народ обманывать…».

Пошла жаловаться в райком. Секретарь внимательно выслушал женщину, — «…идите домой, ждите, к Вам подъедут…».

Вызвал инструктора, велел собрать компетентных людей, поехать к жалобщице и на месте проверить.

Бабенка только дошла до дома, подъезжает райкомовский «уазик», в нем целая комиссия, инструктор, депутат, начальник радиостанции МГРЭ Александр Карнаухов, товаровед Центральной базы Николай Ильин. Вскрыли радиолу, Карнаухов обследовал монтаж, обнаружил две свежие пайки и замененный диод. Ильин обследовал монтаж, подтвердил, закрашенные монтажные винты не тронуты, замены узлов и блоков не проводилось. Комиссия составила акт, женщине предложили быстро пойти и извиниться, что она быстро и сделала.

Другой случай произошел при мне. Был день получки. Обычно деньги получал и выдавал Георгий Евграфович. Он сел на велосипед и поехал в контору за деньгами, Где-то, через час, его кто-то привез на мотоцикле, вошел во двор. Народ радостно загалдел: — «…Евграфыч, деньги привез…». Георгий Евграфович остановился, взмахнул руками, что-то непечатное и выбежал со двора.

Вскоре приехал на велосипеде, «авоська» на руле, и рассказал такую историю: — «… приехал в контору, получил в кассе деньги, завернул в газету, положил в авоську, авоську привязал на руль. Только собрался ехать, как его окликнули знакомые мужики, что-то спросили, подошел к ним, разговорился, тут подъехал мотоцикл, еще поговорили, предложили довезти. Про велосипед забыл, — «… ладно мой велосипед, а деньги, на них можно всю связь обеспечить велосипедами…».

Я проработал с Георгием Евграфовичем семь лет, многому у него научился, самое главное — ответственность за порученное дело. Простой пример, лето, выходной чудесный день, люди отдыхают, налетел шквальный ветер, гроза, только стихла непогода, приходят на работу монтеры первого участка устранять повреждения, не кто их не вызывал, ни кто не собирал. Можно много рассказать интересного за тот период времени.

Радиовещание было единственным источником информации для отдаленных районов Сибири, поэтому все областные центры вели коротковолновое вещание, мы обычно принимали Иркутск, через него центральный «Маяк», у нас принимались с хорошим качеством Улан-Уде, Чита, Хабаровск, Благовещенск. На многих частотах на русском языке вел вещание Китай, на русском языке вели вещание японская «Эй-Эч-Кей», американская «Би-Би-Си, английская «Си-Би-Эс» и т.д. Дежурными по радиоузлу были обычно женщины, идет прием хорошо, дежурная пошла на коммутатор, обсуждать с телефонистками поселковые новости, волна отклонилась, влез Китай…, у дежурной неприятности, и слезы были и премии лишали. Как-то мне пришлось подменять заболевшего дежурного и пережить полчаса неопределенности.

Дело было летом, время половина шестого вечера, вдруг исчез прием, я переключился на резервный приемник, приема нет, отключил вещание, лихорадочно ищу наши станции, эфир полон иностранных станций, ни одной нашей. Нашел какую-то симфоническую музыку, транслирую, руку держу на тумблере, чтобы сразу отключить. Кручу второй приемник, нет ни одной нашей станции. Минут через тридцать появились наши, с облегчением перевел дух. Через час экстренное сообщение: — «…говорят все радиостанции Советского Союза, на космическую орбиту выведен корабль с космонавтами на борту…».

В 1975 году в поселке была запущена автоматическая телефонная станция и новый радиоузел, принадлежали они министерству связи. Георгий Евграфович, уже на пенсии, перешел туда дежурным радиоузла. Где-то в середине восьмидесятых радиовещание стали транслировать по каналам связи из Бодайбо, а потом из Иркутска. Необходимость в дежурных по радиоузлу отпала.

Чиликины выехали в Куйбышев, там у них была построена кооперативная квартира. 9 апреля 1997 года Георгий Евграфович пошел утром в магазин за хлебом, вышел из подъезда…

В семье было трое детей, старшая Галина, Костя и Андрей. Все получили высшее образование. Константин пошел по стопам отца, радиотехник, всю жизнь проработал на радиоцентре мамского аэропорта. Андрей увлекался лодками — моторами, инженер-судостроитель, строил корабли на Волге.

Прошедший год был трагичным для братьев, весной умер Андрей, в августе Константин. Георгий Евграфович прожил в нашем поселке сорок лет, Константин — шестьдесят. Столетие…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

85